Онлайн-калькулятор призвания

Энциклопедия европейского искусства: живописи, скульптуры и графики » Что такое «Гейнсборо»?

Значение слова, определение и толкование термина

Гейнсборо

Geynsboro

, Томас (Gainsborough, Thomas) 1727, Садбери, Суффолк — 1788, Лондон. Английский живописец и график, крупнейший мастер национальной школы живописи. Родился в семье торговца сукном. Рано проявившийся талант сформировался очень быстро. Начав с лепки мелких фигурок животных, в 10 лет уже писал пейзажи. Ок. 1740 приехал в Лондон, где занимался в студиях различных художников, не получив в итоге систематического образования. Возможно, одним из его учителей был Г. Гравело. Приблизительно в это время начал писать портреты. Гейнсборо никогда не покидал пределов Британии, однако он хорошо знал европейскую живопись XVII—XVIII вв., не без влияния которой формировались эстетические пристрастия художника и образно-стилистические особенности его искусства. Он знакомился с произведениями мастеров континента в коллекциях своих заказчиков и на аукционах в Лондоне (его кисти принадлежит портрет Дж. Кристи, зачинателя известных и поныне торгов, 1778, Малибу, Калифорния, Музей П. Гетти). Искусство Гейнсборо складывалось под воздействием широкого круга живописцев. На первых порах это были голландские мастера, в особенности Я. Рейсдал, затем пейзажи Буше и галантные сцены Ватто, французские пастели, Лоррен и Пуссен. Сильное впечатление произвело на него позднее творчество Рубенса и в особенности его пейзажи. В становлении Гейнсборо-портретиста большую роль сыграл Хогарт, а в технике живописи — Ремзи. В изображении же крестьянских детей ощущается знакомство мастера с творчеством Мурильо. Столь широкий спектр источников говорит о художественной восприимчивости и открытости мастера, который умел разнородные эстетические идеи и впечатления переплавить в собственный неповторимый индивидуальный стиль. Произведения Гейнсборо не только составили славу английской школы портрета, но и позволили ему войти в ряд крупнейших живописцев Европы. Ок. 1745 Гейнсборо открыл свою студию в Лондоне, а в следующем году женился на М. Барр, с которой ему было суждено пройти жизненный путь. Портреты ее и двух их дочерей, Маргарет и Мэри, занимают важное место в творчестве художника. Особенно свежи и непосредственны детские изображения (Автопортрет с женой и старшей дочерью Маргарет, ок. 1751—1752, Лондон, Институт Курто; Портрет дочерей с бабочкой, после 1756, Лондон, Нац. галерея; Дочери художника, 1750-е, Лондон, Музей Виктории и Альберта). В 1748 Гейнсборо вернулся в Садбери, но в поисках заработка переезжает в 1752 в Ипсуич. Ранние портреты мастера — это мир английского поместья и его обитателей, которые обычно семейной четой запечатлены на фоне ухоженных полей, сада или парка (Супруги Эндрюс, 1748—1749, Лондон, Нац. галерея; Хиниг Ллойд с сестрой, нач. 1750-х, Кембридж, Музей Фицуильям). Вслед за Хогартом он продолжает развивать тип портрета, называемый "разговорной картиной" или "сценой собеседования" (conversation piece). Герои этих полотен пленяют простотой и искренностью чувства, какой-то открытой чистосердечностью. Трогательные, хрупкие, кукольноподобные фигурки персонажей четко читаются на фоне как бы омытой прозрачным воздухом природы. Чистые цвета палитры мастера исполнены сияния. Внутренняя светоносность колорита является одной из главных особенностей живописи художника, которая сохраняется при всех дальнейших изменениях его стиля и становится важной составляющей поэтического мира созданных им образов. Пейзаж, играющий значительную роль в эмоциональном строе картин Гейнсборо, в большинстве ранних вещей столь же чист и наивен, что и сквайры, запечатленные на них. В 1759 мастер переезжает в Бат, где круг заказчиков меняется. Теперь это в основном лондонское общество, приезжающее на воды. Здесь судьба сводит его также с миром музыкальной, актерской и интеллектуальной элиты. Изменяется и живописная манера Гейнсборо. Новые персонажи требовали большей репрезентативности. В портретах стали ощущаться прототипы Ван Дейка. Они особенно явственны в композициях, где модель одета в вошедший в моду в 1770-х т. н. вандейковский костюм (Джонатан Баттл. Мальчик в голубом, ок. 1770, Сан-Марино, Калифорния, Художественная галерея Хантингтон). Искренность и лиризм Гейнсборо приобретают новое качество. Внешне широко пользуясь формулой парадного портрета, он преодолевает ее схематизм благодаря природному дару быстро и верно схватывать живое сходство и характер модели, воплощая образ с большой живописной свободой и одухотворенностью. С другой стороны, парадность в его холстах преображается в изысканную нарядность и декоративность композиций и придает некоторым из них налет изящной театральности (Анна Форд, 1760, Цинциннати, Художественный музей; Графиня Мэри Хау, 1763—1764, Лондон, галерея Кенвуд-Хауз). При всей непринужденности и поэтичности кисти в портретах Гейнсборо как мастера века Просвещения есть ощущение некой идеальности в трактовке моделей, в основе которой лежат высокие этические представления о том, каким должен быть человек (что, впрочем, никогда не перерастало в назидательность, столь привлекательную для его эпохи). В этом в первую очередь заключен секрет внутреннего, глубоко естественного аристократизма, свойственного большинству созданных им образов. Все искусство Гейнсборо проникнуто поэзией и музыкой, которые были неотъемлемой частью художественной природы его таланта. Он сам был способным музыкантом, профессионально владевшим виолой-да-гамба. Его связывала дружба с композиторами и исполнителями, портреты некоторых из них он написал, например, И. Х. Баха, сына великого композитора (1776, Болонья, Гор. музей), инструменталиста К. Ф. Эйбела (до 1777, Сан-Марино, Калифорния, Художественная галерея Хантингтон). Внутренняя музыкальность натуры мастера пронизывает его живописные творения, сообщая композициям ритмическую и тональную мелодичность, сложные колористические модуляции. Гейнсборо сравнивал набросок картины с первыми тактами мелодии, по которым должно угадываться, что будет дальше. Кажется, само движение руки и кисти художника подчиняется этой звучащей в нем музыке. Техника живописи Гейнсборо эволюционирует в сторону все большей свободы, все явственнее становится фактура его мазка. По справедливому замечанию Рейнолдса, вблизи полотна мастера производят впечатление хаоса, который магическим образом, на определенном расстоянии приобретает форму. Палитра художника необыкновенно свежа и красива: будь то переливы серебристо-голубых, нежных зеленых тонов, интенсивно-синий, насыщенный розовый или ярко сияющий красный, бархатистая охристо-коричневая гамма и, наконец, нескончаемые вариации белого. Даже на человека XX столетия, пережившего опыт импрессионизма, живопись Гейнсборо действует завораживающе. Мастер писал жидкими красками и очень длинными (до шести футов) кистями. Это позволяло ему, находясь на одинаковом расстоянии от модели и от холста, сохранить и перенести на полотно целостностное восприятие образа. Он работал безошибочными и быстрыми движениями кисти и был неистощим на выдумку, добиваясь нужного живописного эффекта. Мог пользоваться губкой, обломком белил, зажатым сахарными щипчиками, или просто пальцем растушевывать краску. Точные блики света и виртуозные лессировки придают особую трепетность живописной поверхности его картин. Художественная фантазия Гейнсборо, кажется, не знает пределов, его руку направляет гениальная интуиция, которая лежит в основе таланта мастера, подчиняющегося не рациональному началу, но чувству. Свойственный английской национальной школе искусства сенсуализм достигает в его творчестве одно из высших своих выражений. Мастер обычно писал сразу всю композицию целиком, набрасывая ее прямо по подмалевку, и был одним из немногих художников своего времени, который не обращался к услугам помощников при написании костюма и деталей антуража. Гейнсборо был неутомимым рисовальщиком. Любое наблюдение — изящная дама в выразительном повороте, простая домашняя кошка, обожаемая собака или пейзаж — все находило отражение в сделанных в беглой манере, полных жизни рисунках. Позже накопленные таким образом мотивы подсказывали композиционные решения полотен. Находясь еще в Бате, начал посылать картины на выставки Общества художников в Лондоне. А в 1768 стал одним из членов-основателей Королевской академии художеств, отношения с которой складывались, однако, непросто из-за постоянного соперничества с ее президентом Рейнолдсом. Будучи несогласным с развеской своих картин, Гейнсборо бойкотировал выставки с 1773 по 1777. В 1784 произошел окончательный разрыв, и последние годы он устраивал экспозиции дома. Переезд Гейнсборо в Лондон состоялся в 1774. Последний период его творчества отмечен наиболее поэтическими и глубокими из созданных им образов (Мэри Грэм, 1775—1777, Эдинбург. Нац. галерея Шотландии; Маргарет Гейнсборо, жена художника, 1778, Лондон, Институт Курто; Портрет дамы в голубом, кон. 1770-х, Санкт-Петербург, Гос. Эрмитаж; Элизабет Шеридан, урожденная Линли, 1783; Герцогиня Джорджиана Девонширская, 1785, обе — Вашингтон, Нац. галерея; Сара Силдонс, 1785; Утренняя прогулка. Супруги Уильям и Элизабет Хеллетт, 1785, обе — Лондон, Нац. галерея; Автопортрет, 1787, Лондон, Королевская академия художеств). Психологические характеристики персонажей становятся сложнее. Не обладая ученостью Рейнолдса, Гейнсборо имел врожденное чувство стиля, позволившее сочетать присущий его работам аристократизм и изысканность с силой создаваемых им характеров. С годами его холсты все более проникаются чувством меланхолии, объединяющим модель и пейзаж, ставший в поздних вещах alter ego портретируемого. Часто на заднем плане изображены бегущие грозовые облака, таинственные тени, гнущиеся от ветра деревья. Пейзаж занимает особое место в творчестве мастера. Это не только изобразительный и эмоциональный фон большинства его портретов. Гейнсборо считал себя по преимуществу пейзажистом. Сначала он находился под влиянием голландских и французских мастеров, но решающую роль в его становлении как оригинального пейзажиста сыграли поздние произведения Рубенса. Реальность пейзажей Гейнсборо была своеобразной. Он никогда не изображал определенного места, обычно отказываясь от приглашений писать виды усадеб. Его интересовала не топография местности, а сущность природы, ее образ и сумма художественных впечатлений, полученных от нее. По словам Констебла, художника привлекали не столько подробности, сколько чувство прекрасного. Его композиции — это, скорее, вариации на темы реальных природных мотивов. Он приносил в мастерскую растения, обрубки деревьев, ветки, мелких животных и писал их с натуры. Сочиняя свои пейзажи, он сооружал на столе своего рода модели, составляя их из камней, мха, сухих трав, кусков зеркала, которые увеличивал, превращая в скалы, леса и воду. Он также экспериментировал со светом, любил писать ночью, когда формы неопределенны и изменчивы и особенно поэтичны при свете луны и свечи. Гейнсборо не стремился к героизации природы, его композиции населены крестьянами, фигуры которых естественно вписываются в ландшафт. Они заняты делом или отдыхают, являясь органичной частью мира, в котором живут. В значительной степени в пейзажах реализовался и дар Гейнсборо-анималиста. Самым естественным образом он пишет лошадей, пасущихся коров, пробегающих или дерущихся собак. Его пейзажная живопись проходит ту же эволюцию, что и портрет, от большей конкретности и проработанности к почти эскизной технике письма. Он пишет незамкнутое пространство, внутренняя динамика которого заключена в криволинейном, спиралевидном движении, куда вовлечены все элементы композиции: и трепещущие листвой купы деревьев, и вьющиеся лесные дороги, и наступающие на них холмы, и едущие повозки с людьми. Подходы Гейнсборо предвещают образно-стилистические искания романтизма и создание пейзажа настроения. Основные пейзажные композиции: Дорога через лес и отдыхающий мальчик с собакой (1747, Филадельфия, пенсильванская Академия художеств), Лес Корнар (Лес Гейнсборо; 1748, Лондон, Нац. галерея), Речной пейзаж со всадником (ок. 1755, Сен-Луи, Художественный музей), Закат. Четверка лошадей, пьющих воду из ручья (1760—1765, Лондон, галерея Тейт), Повозка (Возвращение с жатвы, ок. 1767, Бирмингем, Университет, Институт Барбера), Водопой (1777, Лондон, Нац. галерея), У дверей хижины (1780, Сан-Марино, Калифорния, Художественная галерея Хантингтон), Рыночная повозка (1786—1787, Лондон, галерея Тейт). Личность Гейнсборо, его человеческое обаяние были столь же привлекательны, сколь и его искусство. Он был талантлив во всем, за что бы ни брался. Импульсивность и вспыльчивость характера сочетались у него с добротой и щедростью натуры. Замечательный собеседник, он блестяще владел эпистолярным жанром. Письма художника по стилистике сравнимы с прозой Л. Стерна. Кроме того, они являются важным источником, раскрывающим эстетические взгляды и особенности метода мастера, энергия которого, казалось, не знала границ. Он всегда был переполнен идеями, как "готовая взорваться паровая машина". Когда Ф. Дж. де Лоутербург изобрел в 1781 эйдофузикон (разновидность волшебного фонаря), Гейнсборо создал свой вариант камеры и написал для него пейзажи на стеклянных пластинках, десять из которых сохранились до наших дней (ок. 1783, Лондон, Музей Виктории и Альберта). Его особенно занимал эффект двойного освещения, внутреннего свечения композиции, получаемого в камере. Болезнь художника застала врасплох друзей и семью. Перед кончиной он помирился с Рейнолдсом, а тот в свою очередь посвятил ему одну из Речей (10 декабря 1788), где предпринял попытку оценить творчество Гейнсборо и определить его место в английском искусстве. В доме художника была устроена посмертная выставка-продажа картин. В основном о нем говорили как о мастере пейзажа, почти не упоминая портретов. На рубеже XIX в. его затмила слава Лоренса. Однако творчество художника сыграло важную роль в дальнейшем развитии национальной школы живописи. Первыми его оценили по достоинству английские пейзажисты, и в особенности Констебл, боготворивший Гейнсборо.

Лит.: Некрасова Е. А. Письма Томаса Гейнсборо как источник для суждения о его эстетических воззрениях // Философия искусства в прошлом и настоящем. М., 1981; Некрасова Е. А. Томас Гейнсборо. М., 1990; Whitley W. T. Thomas Gainsborough. London, 1915; Woodall M. Thomas Gainsborough, his Life and Work. London, 1949; Waterhouse E. K. Gainsborough. London, 1958; Hayes J. Gainsborough: Paintings and Drawings. London, 1975; Hayes J. The Landscape Paintings of Thomas Gainsborough. 2 vols. London, 1982.

Т. Воронина

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

Гейнсборо в других словарях

  • Ге́йнсборо(gainsborough) Томас (1727, Садбери, Суффолк – 1788, Лондон), английский живописец, портретист, пейзажист. Учился в Лондоне у французского гр

См. также

  • Бернар дю Грай        БЕРНАР дю ГРАЙ Шарль (Bernard du Grail de la Villette, 1804–1850) — французский романист и поэт реально-психологической школы Бальзака

  • (Arnolfo di Cambio) Свед. с 1265, ум. в 1302 во Флоренции. Итальянский скульптор и архитектор, один из ведущих мастеров т. н. "эпохи Данте и Джотто". Творчес