Словарь русского языка восемнадцатого века » Что такое «Антоновский Михаил Иванович»?

Значение слова, определение и толкование термина

Антоновский Михаил Иванович

Antonovsky Mikhail Ivanovich

Антоновский Михаил Иванович [30 IX (11 X) 1759, с. Борзна Черниговской губ. – 1816, Петербург]. Происходил из старинного, но обедневшего дворянского рода (сам А. возводил свою генеалогию к выходцу из Франции гр. де Ланжерону). В 1764 был записан в службу юнкером при Батуринском поветовом суде. Учился в Киево-Могилянской академии, в 1779–1783 – в Моск. ун-те; за успехи в науках был награжден золотой медалью. Организовал студенческое общество «для упражнений <...> в сочинениях и переводах, а после для издания трудов своих в печать» (Собрание унив. питомцев), куда вошли А. Ф. Лабзин, П. А. Пельский ; приглашенные по инициативе А. из Киевской дух. академии и ставшие студентами А. А. Прокопович-Антонский, П. А. Сохацкий, И. Ф. Сафонович и др. Общество имело масонскую ориентацию; видную роль играли в нем профессора-масоны, в частности И. Е. Шварц; устав его был написан А., который и стал его президентом. Члены общества участвовали в издании журнала «Веч. заря»; А. напечатал здесь перевод с лат. двух рассуждений Дж. Локка – «О познании божия бытия» и «О бытии бога» (1782, ч. 3, сент.). В публичной лекции «Больше ли вреда или пользы принесли Европе крестовые походы?» А: подверг критике антиклерикальные идеи Вольтера.В своей автобиографии А. рассказывал, что уже в эти годы он обратил на себя внимание наследника (будущего императора Павла I), который через вице-президента Адмирадтейств-коллегия гр. И. Г. Чернышева пригласил его на службу в коллегию, куда он поступил в сент. 1783 в качестве секретаря Чернышева «по министериальным, адмиралтейским и флотским делам»; в 1785 А. получил «высочайшее благоволение» за сочинение наставлений для секретной морской экспедиции в Северную Америку. В 1784 А. стал одним из учредителей (в автобиографии называл себя инициатором) О-ва друзей словесных наук, в которое вошли некоторые прежние его «соученики, находившиеся уже на службе государственной», и молодые петербургские литераторы П. Ю. Львов, С. И. Спешницкий, K . А. Лубъянович, Н. Ф. Эмин, С. А. Тучков, С. Н. Завалиевский и др.; позднее в общество вошли также А. Н. Радищев, С. С. Бобров, П. А. Озеров и др. Общество считало себя неотделимой частью московского Собрания унив. питомцев, но имело особый устав; в обязанности членов входило поддержание «чистой нравственности» и должности «доброго гражданина»; предполагалось издание трудов с филантропическими целями. Издательская деятельность общества задержалась из-за начавшегося преследования Н. И. Новикова и его кружка; в письме к Г. Р. Державину от 30 апр. 1786 А. жаловался на «сумятицу», происшедшую «от монахов» «по случаю напечатанных некоторых у г. Новикова высочайше замеченных вредными и. раскольническими книг»; однако он рассчитывал преодолеть издательские и цензурные препятствия.В. 1787 А. уехал из Петербурга, сопровождая гр. Чернышева, находившегося в свите Екатерины II во время ее путешествия на юг; в июне 1787 вместе с Чернышевым отправился за границу (Вена, Неаполь); в мае 1788 вернулся в Россию. Размолвка с Чернышевым заставила его принять должность правителя канцелярии командовавшего флотом адмирала В. Я. Чичагова (с 4 мая 1789); во время рус.-швед, войны (в июне 1789) он участвовал в морском сражении; по окончании кампании, в дек. 1789, уехал за границу в составе посольства кн. Голицына для поздравления Леопольда II со вступлением на престол. В промежутках между поездками принимал активное участие в издании журнала «Беседующий гражданин» – одного из наиболее значительных явлений в рус. журналистике 1780-х гг., где проповедь морально-философской и этической программы масонства и масонского мистицизма сочеталась с либеральными общественными тенденциями, критикой крепостничества, социальных пороков и утверждением идеала гражданина (характер декларации имела опубликованная здесь статья Радищева «Беседа о том, что есть сын отечества», 1789). В мировоззрении самого А. консервативные и мистические устремления соседствовали иной раз с резко критическим отношением к современным социальным институтам и даже к царствующему дому.В 1790 А. по собственной просьбе уволился из Адмиралтейств-коллегий и вынужден был жить литературным трудом, «переводя и сочиняя для книгопродавцев и печатальщиков книг из самой бедной платы, для избежания голодной смерти»; он переводил с нем., фр., а также пол. («Нурзагад, человек неумирающий, восточная повесть» Ф. Шеридана, 1792) языков и издавал частью переведенные, частью составленные им (по-видимому, в соавторстве) географические и статистические труды. Цензурные преследования как «возмутительная книга» вызвало «Новейшее повествовательное землеописание всех четырех частей света…», составленное по трудим Э. Тоце и Ф. Остервальда (1795, ч. 1–4) и включавшее статистическое описание России; А. был взят под стражу и допрошен в Тайной экспедиции, а тираж книги задержан для устранения «непозволительных выражений» и мест, противных «законному и самодержавному правлению и самой благопристойности». Исправление затянулось, и тираж был уничтожен. Хотя в переводе принимали участие и др. члены О-ва друзей словесных наук, на А. как на издателя пала единоличная ответственность за составление прибавлений к книге. С этим инцидентом сам А. связывал крушение своей дальнейшей карьеры; его автобиография (очень субъективная в оценках фактов и лиц и с явной склонностью автора к самовозвеличению) пестрит жалобами на гонения сильных завистников и недоброжелателей.В 1794 он по приказанию наследника (покровительствовавшего масонам) был определен инспектором в Морской кадет. корпус, а в 1796 назначен разбирать привезенную из Варшавы коллекцию книг, составившую основание Публ. б-ки. В качестве библиотекаря А. постоянно вступал в конфликты с властями, то протестуя против плана передачи библиотеки Синоду или Академии наук, то разоблачая злоупотребления при новом директоре гр. Шуазель-Гуффье. С вступлением на престол Павла I положение А. не улучшилось, хотя он посвятил императору переведенную им книгу К. Эккартсгаузена (?) «Верное лекарство от предубеждения умов» (1798); изданная им тогда же книга «Библиотека духовная» (включившая анонимно трактат Г. С. Сковороды «Наркиз, или Познай себя») дала дополнительные поводы для преследования А. Несмотря на значительную работу, проделанную А. по сохранению попорченного при перевозке собрания, учету и классификации книг, в 1810 он был уволен без награждения чином и пенсиона; все его попытки добиться признания своих заслуг не увенчались успехом. Литературно-издательская деятельность А. к этому времени заканчивается; в 1802 он издает в своем переводе «Переписку императрицы Екатерины II с Вольтером, с 1763 по 1778 год» (ч. 1–2), в 1804 – компиляцию «Сердце и законы Екатерины Великия <...> почерпнутые из ее изустных изречений, писаний и законодательства», в 1807–1809 – популярные изложения военных доктрин Петра I и Суворова. В 1805 он объявил о своем намерении писать рус. историю (статьи на исторические темы он публиковал еще в «Беседующем гражданине»); некоторые результаты своих разысканий, носивших дилетантский характер и подчиненных мистической масонской концепции, он изложил в сочинении «Решение публичной задачи Московского университета о том, когда славяне переселились в Россию и кого летописец Нестор называет волохами» (М., 1806). Труд по истории России, предполагавшийся в восьми частях, не собрал подписчиков и не был издан (по-видимому, и не был написан); не получил А. и должности историографа, на которую претендовал уже после назначения Н. М. Карамзина (по-видимому, на него А. намекает в своей автобиографии, замечая, что занимать ее не могут «писатели пустых романцов»). Последние годы А. провел в крайней нищете, пользуясь лишь помощью прежних знакомых, в частности К. А. Лубьяновича.Рукописные материалы об А. (в подлинниках и копиях) имеются в ИРЛИ (ф. 405), ГПБ (ф. 1105, Д. Д. Шамрай), ЦГИА (ф. 733, оп. 21, № 76 – дело 1827 г. о приеме в училище сына А.).Лит.: Моск. телеграф, 1820, ч. 10, № 13; Сын отеч., 1838, т. 3; Державин. Соч. (1868–1878), т. 5 (1876); Рус. старина, 1883, № 11; Зап. М. И. Антоновского. – Рус. арх., 1885, т. 1, кн. 2; Семенников В. П. 1) К истории цензуры в екатерининскую эпоху. – Рус. библиофил, 1913, № 1; 2) Лит.-обществ. круг Радищева. – В кн.: А. Н. Радищев / Мат-лы и исслед. М.; Л., 1936; Берков. Журналистика (1952); Светлов Л. Б. М. И. Антоновский. – В кн.: Моск. ун-х и развитие филос. и обществ.-полит. мысли в России. М., 1957; Бабкин Д. С. А. Н. Радищев: Лит.-обществ. деятельность. М.; Л., 1966; Люблинский В. С. К изданию рус. пер. переписки Вольтера с Екатериной II. – В кн.: Сб. ст. и мат-лов Б-ки АН СССР по книговедению. II. Л., 1970; Алътшуллер М., Мартынов И. «Звучащий стих, свободы ради…». М., 1976.

В. Э. Вацуро

  • ВКонтакте

  • Facebook

  • Мой мир@mail.ru

  • Twitter

  • Одноклассники

  • Google+

См. также

  • Асклепий        АСКЛЕПИЙ (у римлян — Эскулап) — в греческой мифологии — сын Аполлона, бог врачебного искусства. Под руководством мудрого

  • ЭКСПОЗИ´ЦИЯ (от лат. expositio — изложение, показ) — вводная часть литературно-художественного произведения, в которой изображаются события, н

  • Артесонадо(исп. artesonado - кессонированный), деревянный наборный потолок с кессонами, часто с резьбой и росписью. Артесонадо заимствованы из с